ххх

сюжетправилазанятые внешностисписок персонажейспособностирасынужныеорганизации
Трентон ждёт каждую неприкаянную и мятущуюся душу, всякого избитого жизнью и подавленного обстоятельствами, непонятого, с разбитым сердцем или без, измученного кошмарами или явью. Чтобы каждый отвергнутый и одинокий нашёл здесь свой дом.
ElizerIvor

date & information

США, Нью-Джерси, Трентон. Сентябрь, 2018. В городе дважды зафиксировано появление барьера неизвестной природы происхождения, ставящего под угрозу жизнь представителей магических рас. Есть погибшие, на месте возникновения последнего барьера уже работает команда специалистов.
Алекс уже ожидал, как за ревом двигателя последует звонок колокольчика и в гараж войдет Он. С обвинениями ли, вопросами или может просто каким-то невинным предлогом, лишь бы увидеться снова. Так бывало и раньше. Так больше никогда не будет. Дверь действительно открывается, и тошнотворно-радостный перезвон металла рывком поднимает колдуна на ноги, только чтобы как следует приложиться буйной головой о дно машины, под которой он и лежал. От боли чуть ли не мутится в глазах, но Александр усилием воли отставляет ощущение на задний план, душит его, насколько может, отмахиваясь от беспокойных вопросов подчиненных и поднимается на ноги - на этот раз не пытаясь ничего проломить лбом. Но у стойки регистрации стоит лишь смутно знакомая дама средних лет, вчера оставившая свою потрепанную Тойоту на какой-то незначительный ремонт. Никакого Рея. Никаких причин выпрыгивать из штанов. Может быть, ему просто показалось... читать дальше

Lost soul

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lost soul » come what may [прошлое и будущее] » Как достать соседа


Как достать соседа

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

КАК ДОСТАТЬ СОСЕДА
пилотная версия

http://sd.uploads.ru/pnIFv.jpg
Чтоб дело мастера боялось, он знает много страшных слов

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ДАТА И МЕСТО

Лео и Джун Тёрнеры — Жопа где-то на заднем плане, мистер и миссис Джонсоны останутся безымянными (НПС)

апрель 2017 года; Филадельфия

СЮЖЕТ

Обычно Джун и Лео — такая милая пара, что вы — дружат не только с соседями, но и вообще со всеми вокруг, включая продавцов в местной пекарне. Но любая система даёт сбои, и чета Джонсонов — допропорядочных и степенных горожан — недовольна буквально всем. Им не нравятся постоянные вечеринки снизу (и приглашения
они стоически игнорируют), дверью хлопают громко, расклеивают какую-то самодеятельность и вообще. Нарушают общественное спокойствие, ишь ты на них!
И всё бы ничего — не две пачки баксов же. Но Джонсоны зашли слишком далеко, так пускай теперь огребают!

+1

2

Они приезжают в Филадельфию уже не первый раз, потому что ну это же Филадельфия! И здесь всегда солнечно, ага. У Джун даже есть Денни де Вито — специально для таких случаев. А что плоский и из фанерины, ну так не всем выигрывать «Топ-модель по-американски»!

В этот раз Тёрнеры ищут квартиру придирчиво и долго: Джун хочется панорамные окна. И модное здание, такое всё из себя стеклянное. И большую студию, чтобы принимать гостей. И чтобы никаких стен между обеденным столом и плитой. И барную стойку на кухне. И огромную кровать. Вроде бы ничего такого, но эти странные хозяева зачем-то навперделивали в гостиную кроватей, а кровать в гостиной — это какая-то порнография, фе. То есть, никуда не годится.
Они наворачивают круги несколько часов, Жопа орёт и пытается долбануться головой о заднее стекло джипа, вредные бакланы за баранкой уродски перестраиваются в третий ряд. К концу дня от Джун можно прикуривать — и не взрывается она только благодаря Лео, а идеальное жильё наконец-то находится. Тоже благодаря ему. В самом центре, с шикарным видом и человеческой парковкой. Джун даже не бухтит из-за того, что парковка платная, потому что ну посмотрите на этот балкон! Цельная терраса!

Коробки с пластинками, контейнеры с техникой, гитарные чехлы и холсты в тубусах споро переправляются к лифту — по заранее отработанной схеме, и тут Джун ловит между лопаток пристальный взгляд. Оборачивается. И видит. Чуть выше по лестнице стоит презентабельного вида господин в костюме и рассматривает новых жильцов так, как будто они привели с собой ручного медведя на поводке. В чём-то его можно понять: шума многовато, а время уже перевалило за 7 p.m.
— Привет! — Джун широко улыбается и опускает на пол большую коробку, чтобы помахать соседу рукой. Ну а кто это ещё может быть. — Крутое у вас местечко. Мы тут поживём какое-то время. Я Джун, а вы?
Господин в костюме утыкается в экран смартфона с таким серьёзным видом, как будто ему нужно сейчас же решить, начинать ядерную войну или подождать ещё немного. Джун пожимает плечами, сдувает прядь со лба и волочёт коробку в распахнутую дверь. Жопа уже осваивает пространство: развалился на барной стойке и хвостом покачивает с видом «ну и зачем ты приволокла меня в эту дыру?».
Джун водружает коробку на похожую, спихивает Жопу на пол и пытается найти свой рюкзак среди лабиринта вещей. Закидывает его на плечо, клюёт Лео в щёку, обещает не сломать никому челюсть и убегает искать поблизости продуктовый маркет. Завалы вещей нагоняют на неё тоску зелёную  — самое время слинять часа на полтора и доверить сортировочно-раскладочное дело профессионалу.

Внизу она опять сталкивается с господином в костюме, снова улыбается во все тридцать два, но не получает даже ответного кивка. Господин направляется к парковке — по счастливой случайности туда же, куда и она. Джип по имени Отто ему, конечно, не нравится — и Джун хочется стереть с лица соседа эту его высокомерно-презрительную мину, но она же обещала Лео обойтись без рукоприкладства. Поэтому спешит завести мотор первой и перегородить мистеру Кислая Рожа выезд. Через пять минут она забывает о Кислой Роже напрочь, потому что увлечённо ругается с навигатором.

Через два часа Джун возвращается и узнаёт, что Кислую Рожу зовут мистер Джонсон и живёт он прямо над ней. Это рассказывают двое милых парней с дредами, которые очень милы и улыбаются на её «привет», а потом помогают дотащить десяток пакетов до входной двери. Парни получают приглашение на скорую вечеринку и даже не напрашиваются войти.

Фанерный Денни де Вито гордо встаёт на страже входной двери. Как потом выяснится, ненадолго.

+2

3

— Мутный тип, — резюмирует Леонард, как только Джун переступает порог их очередной квартиры, больше напоминающей реконструкцию битвы при Геттисберге, вид сверху. Он гордо восседает на полу и методично препарирует коробки, которые сам же и собирал: на каждой есть поясняющая записка c картинкой, например, схематичное изображение носков, в которые впихнута всякая мелочевка, с алфавитным перечислением от наклейки Азазеля из Людей-Х до куска циркония на веревочке. Где-то пририсована кошачья морда со скрещенными костями, очевидно, таинственные вещи их таинственного питомца.
А еще Лео знает, о чем Джун думает, всегда знает — у нее есть привычка коллекционировать знакомства, полезные и не совсем, в каждом месте, куда они перебираются по зову шила в заднице. Счастливой чете Тернеров обычно рады многие: от продавцов в булочной на углу до отставного контр-адмирала ВМС, который травил им байки из славного прошлого и все время пытался споить, пока насмерть не вывалился из окна восьмого этажа. Печальная история, конечно, зато какой крутой был мужик!
Поэтому никто из них не намерен изменять своим привычкам в Филадельфии. Но было бы слишком просто, если бы по дороге они не вляпались во что-то мерзкое, навевающее тоску и уныние, злобное, хмурое, откровенно попахивающее самооценкой высотой с небоскреб… Ах да, знакомьтесь, новый сосед.

Леонард делает страшные глаза. Ему тоже не нравится мистер Кислая Рожа. Вообще. Они ведь даже не успели закатить вечеринку на террасе, не устроили репетицию к выступлению и даже не играли в метание кота посреди ночи. И вот чем тот не доволен?
Наверное, картонофоб. Увидел коробки и чуть не помер от ужаса. Увидел фигуру у входа — обмочил штаны.

— Давай испечем ему торт? — забрав пакеты и снова усевшись на пол, предлагает Лео, с надрывным скрежетом отдирая от очередной коробки липкие ленты скотча. Жопа, успевший  прикемарить в каком-то из полупустых чемоданов, начинает бешено метаться по квартире и вторить в унисон. — Башенка из самых жирных сливок в мире, розовые ангелочки, подпись «мистер-хренистер, мы вас любим!»…
Видимо, кошачий концерт не приносит Кислой Роже никакого удовольствия: сначала сверху что-то предупредительно перекатывается, потом приглушенный голос о чем-то кричит, — вероятно, проклинает жестокую жизнь, — прежде чем на их головы начинают буквально сыпаться четкие отрывистые удары то ли молотка, то ли деревянного костыля, если вдруг кто-то из домочадцев Кэ Эр разжился таким богатством.

— …И капелька цианида, — заканчивает Лео с абсолютно безмятежным лицом. Вылавливает Жопу за задние лапы, устраивает на колени, пока тот не перестает брыкаться — на самом деле, вообще не перестает, но у Леонарда крепкий захват.
— Хочешь поспорить? — предложение несерьезное, конечно, но это не останавливает его от философского тона. — Как долго тут простоит де Вито?  Ставлю на сутки. Потом он либо бесследно исчезнет, либо будет зверски изуродован, что даже мать родная не узнает!

Под матерью он имеет в виду, вообще-то, себя — ведь кто так бездарно нарисовал эту картонную радостную рожу?

Отредактировано Leonard Turner (2018-11-10 15:32:21)

+2

4

Джун осторожно обходит кота и садится на пол у Лео за спиной. Приваливается к нему боком, кладёт голову на плечо — устала. Слушает про торт, кивает. Действительно, даже занудный мистер Кислая Рожа не сможет дальше тараканиться, если подарить ему торт. Смеётся.
— Джонсон, — вставляет она, — его зовут мистер Джонсон. А вот есть ли там миссис Джонсон — это вопрос.

Вспомнишь гавно — вот и оно: мистер-хренистер решает, что пора напомнить им о своём присутствии. Джун поднимает голову, непонимающе смотрит вверх. Ей в голову тоже приходит мысль про деревянный молоток. И они действительно ещё не шумели! Ещё, ага.
— Джек грёбанный Торренс, — фыркает она, а потом встаёт резким рывком, запрыгивает на барную стойку, цепляет по пути какую-то поварёшку и стучит в ответ контрапунктом. Кислая Рожа не выдерживает конкуренции и скоро сдувается.
— Может, лучше слабительное? — Джун спрыгивает и принимается разбирать пакеты. — А если он тронет де Вито, я ему дверь заварю. И скажу, что так и было. Нашёлся тут Роджер Тейлор, ха.

Вечер проходит мирно: Джун колдует над ужином, Лео сражается с коробками и ящиками. Потом Джун пытается ему помочь, но больше мешает, поэтому решает поиграть в шпионов. Копается в своих проводах, что-то бормочет, выходит за дверь и возвращается через полчаса. Теперь к де Вито присобачена малюсенькая скрытая камера.
Тихонько прячет от Лео неразобранные ещё коробки — а то ведь до утра про сидит, плавали, знаем . И, довольная делом рук своих, тащит его спать. Джун умаялась настолько, что этой ночью спит очень крепко — и молча.

Когда они следующим утром выходят на пробежку, Денни ещё на посту. А когда через час возвращаются, то перед дверью находят только душераздирающую пустоту. Джун ничего не говорит.
Входит в квартиру очень быстро, резко отпихивает Жопу в угол. Даже не садится и не собирается лечь досыпать. Тапает что-то в айпаде, молча разворачивает его экраном к Лео. Экран показывает презентабельную даму в костюме, которая обличающе тычет в де Вито наманикюренным пальцем. Потом её лицо приближается к камере, а потом наступает темнота.
— Они убили Денни де Вито! — Джун злится и швыряет айпад куда-то в сторону, но попадает в Жопу. Кот подскакивает, издаёт боевой вопль и запрыгивает Лео на плечо, а то мало ли. Бушуют тут всякие.
— Теперь мы точно знаем, что миссис Джонсон существует. Ты ещё хочешь с ними мириться? У нас есть сварочный аппарат? — Джун забавно хмурится и скрещивает руки на груди.

Сварочного аппарата нет — вот незадача, надо купить! – поэтому Джун круто разворачивается, находит баллончик с краской и очень целеустремлённо направляется к двери. Мстить. Она, конечно, не художник, но уж кое-что изобразить сможет. Чёрную метку, например.

+2

5

Леонард перехватывает Джун прежде, чем она совершает непоправимое — сгребает в охапку, встряхивает за плечи, доверительно смотрит в глаза. Жопу при этом скидывает с плеча куда подальше, пока тот не сцепился с его женой — все равно же проиграет, пушистый придурок.
— Ну-ну, — говорит он очень успокаивающе, даром что не гладит по голове, как проказливого ребенка. — Почему сразу убийство? Может, эта гарпия в него влюбилась? Сама подумай: каждый день смотреть на эту Кислющую Рожу и его унылые костюмчики. А тут красавец-мужчина, улыбчивый, веселый! С лысиной, но это ничего. И даже неплохо, что картонный. По крайней мере, он молчит...
Лео наотрез отказывается называть мистера Джонсона мистером Джонсоном — это делает его более человечным и менее похожим на разработку секретного отдела черных риэлторов по доведению жильцов до ручки, а ведь легенда получалась почти правдоподобной. Он не рассказывает Джун, что во время ее сна прослушал часовой ретро-концерт с абсолютно убогим и бездарным вокалом, отчего его уши чуть не схлопнулись в сингулярность, зато мистер Кэ Эр вдоволь наорался и слоновьей походкой отправился спать. Или это все-таки был его дед? Тот самый, с деревянным костылем. А может, просто тихарящийся в квартире грабитель, который расхотел оттуда уходить еще года три назад.
Джун об этом знать вовсе необязательно по той простой причине, что насилие над музыкой она по долгу ремесла переживет куда более болезненно.

— Вот что, — Лео предлагает план — в конце концов, это его сильная сторона. — Ты рисуешь на их двери какой-нибудь туманный намек как предупреждение. Не стоит форсировать события, окей? А я буду на стреме и заодно расследую, куда все-таки мог деться де Вито.
Они выходят из квартиры вместе, но расходятся по разные стороны — Джун поднимается наверх, Лео спускается вниз. Жопа порывается выскочить из квартиры и принять участие в мстительном-расследовательном ремесле, но оказывается ласково запихнут ногой обратно за дверь, отчего начинает недовольно выть.
Леонард только усмехается — если семейство Кэ Эр действительно убило де Вито, он привяжет Жопу к швабре и поднимет на их террасу. По крайней мере, кота за вооруженный разбой не арестует доблестная полиция. Даже поймать не смогут.

Лестница выглядит совершенно обычно: никаких следов кровавой расправы, только запыленные ступени и чей-то пестрый фантик, вывалившийся из кармана. Лео чешет голову, вызывает лифт, чтобы подняться наверх — едва створки дверей съезжаются, он с хмурым лицом зажимает «STOP», чтобы внимательно изучить кнопки этажей.
На многих из них остались следы черных отпечатков подушечек пальцев — но щедро измазана только самая нижняя, из чего следует, что коварная похитительница с беззащитным де Вито все-таки спускалась вниз. Леонард считает это веской уликой не надуманно: утром перед пробежкой он в очередной раз озадачился своими способностями портретиста и еще раз прорисовал черты лица, чтобы они выглядели более выразительно. Значит, тогда краска не успела просохнуть — зато сейчас очень даже да; Леонард ругается и отдирает ее ногтем, потому что вид грязных кнопок лишает его душевного равновесия.
Выйдя на улицу, он первым делом осматривается для Джун — никаких признаков Джонсонов, даже их машина не припаркована на стоянке. Затем проходит вперед по тротуару, чтобы вскоре наткнуться на раздавленную камеру, еще более убедительную улику под номером два. Рука сама собой сжимается в кулак; Лео продолжает идти вперед, по направлению к мусорным бакам, рядом с которыми приноравливается мусоровоз.

Возможно, де Вито еще можно было спасти.
Возможно, не задержись Лео в лифте, очищая его от краски, их картонный друг остался бы жив. Но жизнь — такая хреновая штука…
Провожая взглядом падение размокшего и покрытого картофельными очистками Денни в загрузочный бункер, Леонард чувствует, как внутри что-то стремительно леденеет. Салютует ему так же почетно, как и контр-адмиралу, когда того погружали в катафалк. Перебарывает мучительное желание закурить и плетется в дом.

— Кажется, он пропал бесследно. Помянем! — сообщает он Джун и чмокает ее в лоб, после чего кидает чайник на плиту — Жопа обиделся и теперь его игнорирует, сразу развернувшись толстой задницей и презрительно помахивая хвостом. Джонсонов не слышно — ни сейчас, ни через несколько часов; наконец, ближе к вечеру оглушительно хлопает дверь сверху. Вскоре снова. И потом еще раз.
О том, что не проследить за ними в окно было роковой ошибкой, Леонард понимает позже. Пока он просто работает в тишине, которую сам же и нарушает, рассказывая Джун про своих заказчиков-идиотов, мерно цедит пиво из гигантского бокала. Очень удивляется, когда слышит звук дверного звонка и какой-то демонический хохот сверху.
Дурацкая песенка звонка приедается сразу же — ну и что с ней делать?

— Привет, — на пороге стоит дредастый парень, но обращается он вовсе не к Леонарду. — Мы помогали отнести тебе пакеты, помнишь? Тут это… эээ.. у вашего джипа спущено два колеса. Вот решил сказать, а то мало ли…
Лео давится пивом и медленно переводит взгляд на Джун. Этот взгляд говорит «что ты им нарисовала?». А еще — «умоляю, только не взрывайся».
Жопа, предвидя свой скорый конец, пытается благоразумно заползти под диван, но застревает.

Отредактировано Leonard Turner (2018-11-12 18:53:14)

+2

6

Джун поднимается по лестнице, оглядывается и вначале ищет камеру: здание всё-таки модное, а получить штраф за вандализм ей не улыбается. Не находит, ухмыляется и рисует именно что чёрную метку: череп, а под ним скрещенные кости. Правда, череп носит галстук, а кости похожи на ручки Parker — ну, или задумывались таковыми. И подпись снизу: la cosa nostra. В целом, получается очень мило. Правда, краски уходит многовато, но это уже детали. Искусство!

Спускается в квартиру она повеселевшая — шалость удалась! Улыбается Лео, обнимает его и заявляет, что поминки должны быть в итальянском стиле, поэтому на обед у них лазанья.  Правда, листов нет, но сделать их — не проблема. А ещё нужно испечь торт для несчастных соседей. Такой, чтобы мимо прошёл — и сразу набрал килограммов пятнадцать.
— И будет у них во-от такая жопа, — смеётся она, показывает на Жопу. Для кота сегодня аттракцион невиданной щедрости, и ему перепадает блюдце самых жирных сливок. Жопа смотрит на них с подозрением, но потом всё-таки пробует. Неохотно так.

Потом Джун возится с обедом и тортом, перешучивается с Лео, спрашивает Жопу, зачем тот убил Кеннеди и состоял ли он с кем-то в заговоре. И пусть он сейчас же признается, что на самом деле он не кот, а Ли Освальд. В теле кота. Жопа, как заправский злодей, не раскрывает  ни личность, ни планы. Джун пытается задобрить его, но Жопа не ведётся. Настроение у неё хорошее, потому что можно придумать, кто теперь будет сторожить дверь. Джун колеблется между Шварцем и Фредди Меркюри.

От дверного звонка Джун подпрыгивает, потому что уверена: Джонсоны явились по их душу с тем самым молотком для крокета. Поэтому она вытирает ладони о фартук и идёт открывать с лопаткой в руке. Но это не мистер-хренистер, хотя...
Джун с треском ломает несчастную лопатку пополам — просто пальцами, не об колено — и выдаёт длинную матерную тираду по-японски. На родном языке она теперь помнит только ругательства, но зато как звучит!

— Передние или задние? — спрашивает она уже по-человечески, фокусирует взгляд на прифигевшем парне. Потом замечает его выражение лица, улыбается, хлопает гостя по плечу: — Да не бойся — не средние ж века, давай, заходи. Пива хочешь? Лео, это Клайд. Клайд — Лео. А мы как раз придумываем, что написать на торте нашим лучшим друзьям сверху. Есть идеи?
Клайду выдают ещё один большой пивной бокал, и втроём они неплохо проводят следующий час — много смеются, узнают, где ближайшая ремонтная мастерская и что ещё за соседи вокруг. Клайд то и дело косится на Джун, пытается что-то спросить у Лео, мол, и не боишься жить с ней? Джун рассказывает, что они вообще-то познакомились на сафари на носорогов, так что ничего не боятся. Потом у Клайда дзынькает смартфон, он желает удачи, подмигивает и уходит.
— Как думаешь, он из... этих? — спрашивает Джун у Лео, задумчиво глядя на дверь. Целует в макушку, убирает пивные кружки, снимает передник и вычёсывает муку из волос. Попутно рассуждает: парковка охраняется, там должны быть камеры. Если что, можно добыть записи и заявить в полицию. Пишет Алексу Ламберту, спрашивает про шины для Отто: они не стандартные.

Торт таращится на них с блюда и почти подмигивает цукатными буквами: «Try again?» Джун фотографирует его для истории и инстаграмма, подхватывает блюдо и поднимает его над головой.
— Это последний шанс, слышишь, мистер злобный баклан? — и добавляет уже тише: — Или я из тебя оригами сделаю, сукин ты сын.
Опускает торт, поворачивается к Лео:
— Пойдём? Они как раз упились своим триумфом, должны быть в хорошем настроении.

Джун игнорирует лифт и взбегает по лестнице, ждёт Лео, жмёт на кнопку звонка. Им долго никто не открывает, но потом замок поворачивается и на пороге возникает мистер-хренистер собственной персоной. Мрачно оглядывает соседей, как будто проводит сан.инспекцию, и Джун невольно вспоминает, когда в последний раз чистила уши.

— Привет! — улыбается она, как ни в чём не бывало. — Мы ваши новые соседи снизу, пришли знакомиться. Я Джун, а вы?
Она показывает торт и кивком просит разрешения войти: чудеса выдержки, вы посмотрите!
— А у меня диабет! — обрубает мистер Кэ Эр (теперь только так!) и пытается захлопнуть дверь, но Джун успевает первой. Придерживает дверь ногой и с размаху припечатывает дорогого соседа тортом по роже. Сливки стекают на плечи его рубашки. Мистер что-то хрипит, а из глубины квартиры доносится грудной женский голос:
— Кто там пришёл, сладкий?

Отредактировано June Turner (2018-11-13 21:53:29)

+2


Вы здесь » Lost soul » come what may [прошлое и будущее] » Как достать соседа