ххх

сюжетправилазанятые внешностисписок персонажейспособностирасынужныеорганизации
Трентон ждёт каждую неприкаянную и мятущуюся душу, всякого избитого жизнью и подавленного обстоятельствами, непонятого, с разбитым сердцем или без, измученного кошмарами или явью. Чтобы каждый отвергнутый и одинокий нашёл здесь свой дом.
ElizerIvorReynard

date & information

США, Нью-Джерси, Трентон. Осень, 2018. В городе дважды зафиксировано появление барьера неизвестной природы происхождения, ставящего под угрозу жизнь представителей магических рас. Есть погибшие, на месте возникновения последнего барьера уже работает команда специалистов.
Король наш станом горд и лицом светел. За таким на смерть идти — почёт и за счастье. Такие приносят людям победу, но не возвращаются оттуда. Героям свойственно гибнуть первыми. Но этот выжил. Да здравствует король! Город его стоит на самом краю Тёмного Леса. У города было имя — и было оно недавно, но уже истёрлось. Здесь больше нет городов. Не спутаешь. Где-то далеко шумит ещё Океан. В безветренные ночи слышны крики чаек. Тихие очень, похоже то ли на эхо, то ли на чужих снов отголоски. Иногда пахнет в воздухе солью — и тогда дожди идут остервенелые, долгие, берут Город в осаду, но в Лес заходить боятся. Говорят, туда можно войти — и не выйти. Или выйти кем-то совсем другим, унести холодные перепонки между пальцами или жёсткую шерсть на загривке, или отблеск болотный около зрачка. читать дальше

Lost soul

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lost soul » come what may [прошлое и будущее] » Кто ходит в гости к чужакам


Кто ходит в гости к чужакам

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

КТО ХОДИТ В ГОСТИ К ЧУЖАКАМ
…тот все равно поступает мудро. Вы только посмотрите, какие чудесные люди!

http://sh.uploads.ru/loLNH.jpg

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ДАТА И МЕСТО

Леонард и Джун Тернеры как непосредственные организаторы мероприятия; Аарон Норнберг, Эмиль Альман, Офелия Вэйв и Рен Картер как почетные гости.
И Жопа в роли Жопы, конечно же.

май 2018 года, Трентон.

СЮЖЕТ
Что обычно делают Тернеры, переехав в новый город и разжившись новым домом? Правильно, разбирают коробки и расставляют по полочкам все свое бесценное имущество.
А потом — обзаводятся социальными связями и устраивают вечеринку, куда приглашают всех соседей и прочих симпатичных личностей. И только попробуйте не прийти!

Отредактировано Leonard Turner (2018-11-29 07:26:35)

+5

2

Совместно с Джун.

На этот раз они точно знают, куда едут, поэтому Джун находит риэлтора заранее. Это практично, но не так весело.

У дома есть гараж, но джип Отто туда не влазит, и поэтому остаётся торчать на подъездной дорожке. Ещё у дома два этажа, и это хорошо. Непонятно, правда, зачем такой большой дом на двоих, но Тёрнеры довольны.
Первым делом Джун вытаскивает колонки, усилитель и включает музыку прямо на лужайке перед входной дверью — и операция «Распаковка» начинается. Дислокацию продуктового макета любезно подсказывают соседи, а потом Джун занимается иллюминацией. Ей абсолютно плевать, что Новый год ещё не скоро: к темноте дом по контуру обводит светящаяся гирлянда, над задним двориком возникают бумажные фонарики, а около двери становится фанерный Шварценеггер. Раз уж де Вито пал смертью храбрых.

Тёрнеры ждут гостей через два дня, и все эти два дня не прекращается кипучая деятельность. Джун обязательно надо посадить под окнами сирень — её привозят в кадках — и водрузить на крышу флюгер. Шварценеггер смотрит на всё это и молчит. Приглашение на «welcome party» появляются везде, куда Джун может дотянуться: в Фейсбуке, на двери их дома, на доске объявлений. Джун любит май за то, что можно устраивать вечеринки на открытом воздухе.
Меню для шведского стола она составляет целых два часа, выбирает пластинки ещё полтора. Вытаскивает на улицу подушки, три раскладных столика и очень много болтает.

— А вдруг никто не придёт? — спрашивает она у Лео, когда до времени «икс» остаётся полчаса. Вот только Лео не отвечает. Он вообще как будто летает снаружи всех измерений и не торопится предаваться предпраздничному мандражу. По крайней мере, об этом свидетельствует его лицо, пораженное муками физических усилий, а вовсе не моральных терзаний.

На самом деле, он занят надуванием разноцветных шаров — в общей суматохе Тернеры совсем забыли заказать баллон с гелием и теперь вынуждены справляться собственными силами. Вернее, тут с переменным успехом справляется Леонард. Когда шары наконец собираются в первую большую вязанку, он широким жестом утирает несуществующий пот со лба, чтобы продемонстрировать свою внеземную усталость — если что-то и выдает его, то только хитрый-хитрый взгляд.

— Дорогая, — он вручает шарики Джун, начинает говорить очень терпеливо, но потом лукаво подмигивает. — Если никто не придет, мы не забудем им этого до конца жизни. Перестанем здороваться. Не будем поздравлять с праздниками. Начнем отправлять открытки с обиженными многоточиями, даже когда уедем из Трентона!

На их языке это означает «не волнуйся, все пучком — да мы потом выгнать их не сможем!». Лео не хочет напоминать, как тысячу раз переставлял все местами, пока экстерьер их дома не показался ему удовлетворительным. На высшую оценку он в принципе способен не был, а потому довольствовался малым.
— Предлагаю устроить фейс-контроль, — заявляет он вдруг, без энтузиазма разглядывая коробку еще не надутых шаров. —  Пусть гости этим и занимаются. Обеспечил хозяевам шарик — прошел на вечеринку. Нет — вали под свист толпы. Только надо скачать аудиозапись «свист толпы» из сборника самых унизительных звуков в мире…

Договорить он не успевает — то ли глаза слезятся от трогательности момента и окружающей красоты, то ли по направлению к их настежь распахнутым воротам уже двигаются какие-то смутные фигуры, похожие на счастливых обладателей всех тех приглашений, которые он так любовно и совершенно бесплатно отрисовал.
У него хорошее предчувствие; кажется, будет весело.

— Улыбаемся и машем, — говорит Лео вполголоса, приобнимая Джун за плечи — образцовая семейная пара, рядом с ними старина Шварц явно чувствует себя лишним. — Это сбивает людей с толку.

+3

3

С Тёрнерами мы познакомились всего пару дней назад, когда улыбчивые новые соседи заглянули к нам с пирогом. Симпатичные оказались ребята, и такое соседство не могло не радовать меня.
Не то, чтобы мы с Эмилем часто общались с соседями, но миссис Беннет, живущая в доме напротив, первое время была очень недовольна «двумя абсолютно бездуховными мальчишками, живущими вне традиционного уклада». Но продолжалось это лишь до первого прорыва трубы в их доме, когда именно эти «бездуховные грешники» пришли старой леди на помощь. У Миссис Беннет было пятеро дочерей. Покойный муж ее оставил супруге большой дом, небольшую коллекцию антиквариата и совершенно невыносимый характер. Она то кричала, то принималась причитать; говорила о бездуховности нынешнего поколения и неустанно сокрушалась, что ее дорогие девочки никак не могут выйти замуж. Кажется, когда мы с Эмилем только переехали, миссис Беннет всерьез полагала, что сможет впарить нам двух своих старшеньких. Как иначе еще объяснить их постоянные визиты к нам и приглашения на чай? Разумеется, все эти заходы тогда не увенчались успехом, и следующие пару лет мы носили на себе клеймо извращенцев и безбожников.
Но, кажется, с новыми соседями нам повезло больше. Тёрнеры вручили нам приглашения на вечеринку по случаю их приезда, и мы с Эмилем, переглянувшись, пообещали обязательно прийти. Признаться, я немного нервничал из-за толпы незнакомых людей, с которой придется столкнуться Эмилю. Из-за тонны вопросов, которые могут на него посыпаться, когда кто-то узнает, что он не может ответить на банальное вежливое «а чем ты занимаешься по жизни?». Да и вообще, человек в коляске на вечеринке всегда вызывает повышенный интерес.
Я ободряюще улыбнулся ему перед выходом. Одел, причесал, гладко выбрил. Теперь от него пахло нашим лосьоном после бритья, и от этого у меня безумно закололо где-то под ребрами.
И вот, четверть часа спустя, мы здесь.
Уже далеко не первые: возле дома собралась небольшая кучка людей. Кто-то оказался знакомым мне, но не Эмилю, конечно. Некоторые сбились в небольшие группки и обсуждали последние новости, курс доллара и то, что в нашем районе наконец-то достроили новую школу.
Я повез коляску дальше, пока не заметил коробку с воздушными шариками, которые явно дожидались своего часа.
- Потренируем легкие? – я подмигнул Эмилю.
С первыми двумя я справился легко, доверив Эмилю держать их на коленях, а вот с третьим вышло как-то очень неловко. Сначала он не надувался, сколько бы я не дул, но затем сдался и позволил наполнить себя воздухом настолько, насколько хватило моих легких. А потом он резко выскочил у меня изо рта и с характерным звуком понесся по воздуху, угодив прямо в голову какой-то девушки. Я не придумал ничего лучше, чем примирительно махнуть ей рукой, и повез коляску дальше, оставив надувание шариков другим энтузиастам.
В доме мы поначалу не обнаружили хозяев. Кто-то сидел на полу кругом: кажется, играли в мафию. Я же, присмотрев на столе маркер, позаимствовал его на пару минут. А после, довольный, вручил Эмилю его портрет, нарисованный толстенными черными линиями. С настоящим Эмилем он имел мало общего, и я слегка виновато улыбнулся.
  - Вообще-то, я совсем не умею рисовать. Никогда не умел.
[sign]Внешний вид[/sign]

+4

4

Лия чувствовала себя одновременно и странно, и как обычно. С одной стороны, ей было немного не по себе, за долгое время появились новые соседи, к которым хотелось нагрянуть, тем более, что они по случаю даже устраивают вечеринку, это было необычно, а также приятно. От предвкушения где-то в солнечном сплетении не то покалывало, не то щекотало. С другой стороны, она с утра занималась выпечкой, находясь дома в одиночестве, но родители могли вернуться в любой момент и первое, о чём они спросят - по какому поводу пирог. А может быть, даже сами догадаются. И тогда прекрасное утро будет очернено скандалом. Может быть, даже тем, в котором с остервенением бьют посуду, такое тоже случалось. Именно поэтому Лия находилась в некотором раздрае, а заодно и торопилась закончить максимально быстро с минимальной вероятностью порчи выпечки.

Из дома девушка выскочила, как ошпаренная, однако, имела неудовольствие столкнуться с матерью прямо на пороге, что заставило её ошалело хлопнуть глазами.
- Ты куда это, Офелия? - женщина опустила взгляд на прикрытый поддон, - а это что?
Юная Вэйв перемялась с ноги на ногу, а потом улыбнулась, обходя мать по кругу.
- Я потом расскажу.
И прошмыгнула в сторону забора. Женщина проводила ту строгим взглядом, она знала, что обычно сулит такое поведение и догадывалась, куда побежит дочь, не слепая же и видела все эти приглашения на вечеринку, а также знает, чего ожидать от родной крови. Но не одобряла. И после того, как Лия вернётся домой, её будет ждать славная взбучка. Но не сейчас! Сейчас она быстро шагала в сторону нужного дома, у которого на газоне уже развернулась целая толпа. Замедлила шаг в растерянности. То есть, Вэйв твёрдо решила, что придёт познакомиться, но увидев всех этих людей, попросту растерялась. Среди присутствующих она не видела атлантов, ни одного из тех, что жили поблизости, уж этих людей она знала. И опять двоякое чувство... стоит ли ей вообще говорить, кто она и откуда? Зная отношение её расы ко всем прочим, легко предположить, что её примут холодно, но сможет ли она солгать, если дойдёт речь до этого вопроса? Что ж, с этим можно было разобраться и позже. Девушка шагнула на территорию незнакомого дома и провела взглядом, выискивая лица, которые видела здесь, когда она распаковывала вещи. Первой на глаза попалась азиатка, к ней Лия и направилась, а когда подошла, вместо того, чтобы поздороваться, удивлённо взглянула на картонную фигуру на входе.
- Какой шикарный у вас Шварцнеггер, - восхищённо, проговорила она, а затем сместила удивлённый взгляд на хозяйку дома, - Ой! Это не то, с чего я хотела начать. Вот!
Она выпрямила руки, буквально всовывая красивый керамический широкий поддон с большим пирогом, накрытым стеклянной крыжкой.
- Здраствуйте, - девушка лучезарно улыбнулась, - Меня зовут Офелия, мы почти соседи, я через несколько домов отсюда живу. Видела ваши приглашения и решила прийти. Ничего же?
Она вдруг почувствовала, словно бы излишне обнаглела в чужом доме, потому последний вопрос вылез сам собой.

Чуть позже она осталась в сторонке, наблюдая за людьми и время от времени поправляя подол голубого платья в жесте некоторой неловкости. Люди были разные, незнакомые, либо знакомые лишь визуально. Лия провела кончиками пальцев по своему загривку в нерешительном жесте, а затем вздрогнула, когда ей в лоб прилетело что-то лёгкое, но явно стремительное. Девчонка растерянно заморгала, глядя на человека, который стал виновником её удивления, а после опустила синий взгляд на землю. А там шарик. Офелия рассмеялась, прикрыв губы ладонью, а затем подняла тот с земли, кивая на жест извинения. Это было настолько нелепо, что даже вырвало из странных размышлений, заставив взглянуть на ситуацию под несколько другим углом. Она подошла к коробке с шариками и положила рядом тот, что послужил снарядом, а сама же достала синий, в точности, как её цвет глаз. Набрав в лёгкие побольше воздуха, она медленно наполнила шар воздухом и завязала узелок. Осмотревшись по сторонам, она не нашла ему применения прямо на месте, поэтому прицелилась и запустила по дуге в сторону говорившей компании. Как ни странно, та отреагировала позитивно, поймав идею и начав перекидываться синим облачком между собой и передавать дальше. Лия с улыбкой обернулась, видимо, разыскивая себе новое занятие, в этот момент обнаружила того самого парня, что случайно выстрелил в неё шариком, в этот раз он стал автором портрета. Вэйв перевела взгляд на того, что сидел в коляске. Она, волонтёрствуя в благотворительной организации, давно привыкла к людям с ограниченными возможностями, смотрела на них спокойно, без сочувствия или любопытства, лишь с интересом, как к обычному человеку. Забавный факт: такие, чаще всего, оказывались потрясающе эрудированными или творческими господами, многому были способны научить. Невозможность ходить, как правило, даже не воспринималась недостатком. Офелия подняла взгляд на "художника" и улыбнулась, продемонстрировав ряд белых зубов.
- По-моему, вылитый.
Таков был её вердикт. Немного неловко было влезать в чужой разговор, но этих хотя бы двое, а не целая горсть, с этим она могла справиться. Сделав пару шагов в сторону ребят, девушка чуть приподняла плечи, сцепляя пальцы в замок за спиной.
- Я - Офелия.
Кажется, ей доводилось видеть этих двоих, но общаться - нет. Сейчас Вэйв даже сходу не вспомнит, когда и где их лицезрела. Соседи ли они или то была какая-то случайная встреча?

Отредактировано Ophelia Wave (2018-11-16 22:00:05)

+4

5

Вообще-то сходить на вечеринку – идея Аарона, я же старался лишь делать не слишком кислое лицо, время от времени прислушиваясь к чужим разговорам и вежливо улыбаясь на шутки Аарона. Руки двигаются только ниже локтя и я просто спокойно держу шарики на коленях, незаметно скидывая по-одному. Надеюсь, здесь нет никого из старых знакомых, меньше всего хотелось бы снова вляпаться в это липкое чувство неловкости, когда собеседник сочувственно улыбается, рассказывая о себе всё то, что ты должен был знать. Есть я не планирую, сообщив Аарону об этом своём решении ещё перед выходом – если остальное можно скрыть, просто не акцентируя на этом внимание, с ручным кормлением такой фокус не прокатит. Когда я вижу, как старается Аарон, то и сам начинаю стараться больше, прикусывая язык, чтобы не озвучивать едкие комментарии в собственный адрес. В конце концов, Аарон прав, хотя я и не знаю, что он думает. Но, наверняка, что-то о том, что надо развеяться.
- Это никогда не было секретом, - улыбаюсь и забираю портрет, складывая его на колени, чтобы рассмотреть повнимательнее, - и ты живёшь с этим типом десять лет? Он тебя приворожил? – закончив рассуждать, я с удивлением задумался над первой частью своего ответа. Ведь и правда, Аарон был никудышным художником, а я всегда это знал. Даже сейчас, засмеявшись от удивления, -  ты же никогда не умел рисовать, да?
Смеяться больно, а остановиться трудно – губы застыли в улыбке, глаза зажмурены, прикидываюсь, что всё ещё веселюсь и медленно качаю головой: «Очень смешно – из десяти забытых лет, память избирательно выбрала именно это знание, кто бы мог подумать?». Вовремя подошедшая девушка не позволяет Аарону заострить внимание на странном выражении лица и я облегчённо выдыхаю, когда боль успокаивается. Но смеяться мне понравилось, не хотелось бы, чтобы меня оберегали ещё и от этого. Сдержанно киваю девушке, которая почему-то ассоциируется с незабудкой, и вместо того, чтобы представиться самому, демонстрирую ей портрет:
- Его зовут Эмиль.  Мы не знакомы? – спрашиваю на всякий случай, потому что не люблю неожиданности, но многие почему-то не спешат радовать меня подобными фактами из биографии. Удостоверившись, что Офелия поняла суть вопроса иначе, я и вовсе расслабился, - видимо, нет. Ну и чудно.
И, несмотря на то, что от девушки за версту разило магией атлантов, вид она производила вполне мирный. Если чувства меня не подводят, где-то здесь затесалась и парочка людей, хотя мы с ними не сильно-то отличались – только моя гиперчувствительность и выделяла наличие худо-бедных способностей. Молчание Аарона было смешливым и терпеливым одновременно, молчание Офелии неловким. Переведя взгляд с одного собеседника на другого, до меня вдруг дошло, что сказанное приветствие прозвучало совсем плохо.
- Не в том смысле, в котором это прозвучало, - мотаю головой так сильно, насколько могу себе позволить и спешу реабилитироваться, растерянно поглядывая на Аарона. Что ещё можно сказать? Кажется, любое пояснение может лишь усугубить ситуацию.
Здравствуйте, меня зовут Эмиль Альман, и я не только разъезжаю на коляске, но и хамлю соседям.
[sign]Внешний вид - неловкое молчание[/sign]

+4

6

Совместно с Лео

У Тёрнеров тоже не получилось подружиться с миссис Беннет. Когда они заглянули посмотреть, кто живёт в большом доме, первый вопрос матери семейства был банален, как огнетушитель, и дружелюбен, как гранатомёт: «А дети у вас есть? Нет? А когда будут?»
Джун растерялась, опешила, почти разозлилась, но у Лео дивный талант переводить любую неловкую ситуацию в фарс. «Мы ждём, пока медицина выйдет на нужный уровень, — дружелюбно объяснил он, выждал эффектную паузу и добил: — Потому что матерью ребёнка хочу стать я».
Больше миссис Беннет этими стрёмными фриками не разговаривала.

Джун держит вязанку шаров — потому что ну куда её деть? — и улыбается, слегка опираясь на Лео спиной. После Лос-Анджелеса всё здесь кажется ей маленьким и почти сельским. Снобство какое, ну.
Потом она отдаёт шарики Лео, а сама начинает здороваться, пожимать руки, давать пять и всячески выражать доброжелательность и гостеприимство. Объявляет фэйс-контроль и хохочет над выражением лиц гостей, когда те раздувают щёки, пыхтя над шариками.
Зато Леонард с видом строгого оценщика держит коробку. Прищуривает глаза всякий раз, когда кто-то берется за надувательство — мол, я слежу за тобой, и только посмей смухлевать! За обманными маневрами попадаются сразу два мистера и одна мисс, из-за чего приходится аннулировать их результаты, заставить перепроходить заново, зловеще вися над душой. Остальные визитеры кое-как справляются с задачей, хотя рыжий парень с веснушчатым лицом терпит фиаско уже в четвертый раз. Кажется, Альберт? Или Алан? Лео хлопает того по плечу, улыбается — совсем не злорадно, но лукаво.
— Опять хрень, — жизнерадостно оповещает он, доставая новый шарик из коробки. — Но не волнуйся, у тебя получится все исправить!
Парень горестно вздыхает. Лео становится еще веселее — со своими способностями он смог бы надуть их все, даже не особо стараясь, но вы только посмотрите на эти лица!

— Старина Шварц тоже рад тебя видеть, сестрёнка, — Джун улыбается девушке в голубом платье (запомнить: Офелия), берёт у неё блюдо с пирогом, принюхивается, довольно жмурится, обнимает «сестрёнку» свободной рукой и принимается болтать: — А я Джун. А это Лео. И эй… ты чего? Конечно, заходи. Давай-давай, заходи! Когда хочешь заходи — сегодня, завтра, через неделю, вообще всегда. Вон, с Жопой познакомишься. Жопа — это наш кот. То есть, он только прикидывается, что кот, а на самом деле… злодей под прикрытием! Мы следим за ним.
Джун делает страшные глаза, смеётся. Поворачивается на оглушительный пердёж, который издаёт летающий шарик. Машет Аарону и Эмилю — с этой парочкой они уже знакомы, посылает ребятам воздушный поцелуй. Надо найти, куда приткнуть пирог. И продолжать здороваться.

Пирог забирает Лео — относит его на один из столов для презентов, возвращается обратно с очень миролюбивым лицом. Никто, кроме Джун, не заметит подмены: но обычно такое выражение означает совсем не мир во всем мире. Лео, конечно, мудрый. И, разумеется, не обижается по пустякам. Вот только стол для презентов оказывается совсем не в том месте, куда он его поставил — то, что осталось от стройного и выверенного порядка в его голове, скалится и щерится в ответ, жестами указывая на некоторых энтузиастов. Лео вздыхает. В остальном он все еще улыбается, берет под мышку коробку с шариками, пожимает чью-то протянутую руку. В зубы хочется запихнуть сигарету, но тогда радушный хозяин станет немного похож на гангстера. Еще бы шляпу в довесок — и готово!

Им почти не задают вопросов, и это хорошо. А когда задают, то не усердствуют. Гости развлекают себя сами, почти обходятся без хозяев, и это было бы тоже хорошо, если… За всеми этими «я Джун, а это Лео — и мы вам очень-очень рады» они оба как-то пропустили момент, когда соседи вползли в дом. А пускать их туда не планировали.

— Милые люди, правда? — спрашивает Джун у Лео. Они остаются вдвоём: стоят ещё какое-то время около ворот, ждут опаздывающих. Лео продолжает мечтать о сигарете.
— Конечно, — соглашается он очень вдохновленно, чтобы потом хмыкнуть. — Такие… самостоятельные! Интересно, как там поживает наш коллекционный бар?
— Помянем, — Джун опять копирует интонацию Лео, и это получается забавно. Извлекает из кармана джинсов одну сигарету (мятая, но это ничего), щёлкает пальцами, прикуривает, затягивается только раз и отдаёт вонючку. — Главное, чтобы они не добрались до спальни. Не хочу менять бельё. Или у них принято ходить как к себе домой? Что твоё, моё? Прелесть какая!
— Может, вызовем полицию? — внезапная сигарета оказывается чудо как хороша. Лео затягивается на всю полноту легких, задирает голову и выпускает дым кольцами вверх. В глубине души он боится, что кто-то уже помылся его клубничным гелем для душа. Будучи уверенным, конечно, что тот принадлежит Джун. — Или нет! Надо уехать в отпуск. Срочно. Есть варианты?
— Гавайи? — Джун не успевает разозлиться, начинает смеяться. Это хорошо. — Хотя нет, до них надо плыть, а Отто не амфибия. Значит, сначала апдейтнуть старичка, потом Гаваи. Всё, хватит играть в Гэндальфа, когда никто не видит. Пора напомнить милым соседям, что мы ещё тут. Мне кажется, они нас... плохо разглядели?
— Да будет так! — торжественно благословляет Лео, мягко ерошит Джун по волосам. Смеется в ответ. Соблазнительные Гавайи отступают на задний план, но зато полицию вызывать не придется. План у него уже есть. И он абсолютно уверен, что миссис Тернер подумала о том же самом. — Только врываться в наше оккупированное жилище будешь ты. Я все еще немного скорблю по поводу столиков, понимаешь?

— Сейчас начнётся веселье! — Джун залетает в дом чуть ли не с разбегу и начинает шутливо, но настойчиво всех тормошить и выгонять на лужайку. Те, кто упираются, получают такие же шутливые просьбы помочь с какой-нибудь фигнёй. Вот этот поднос вынеси, пожалуйста. И ведёрко со льдом захвати. Осторожнее, не наступи на кота!
Они с Лео добираются до кладовки и вытаскивают оттуда большую картонную коробку без опознавательных знаков. Выходят из дома последними, ненавязчиво закрывают за собой дверь. Коробка с резиновыми тряпочками — в смысле, ненадутыми ещё шариками — отпихивается в сторону.
— Отвернитесь! — заявляет Джун. И, смеясь, добавляет: — Это сюрприз. Дайте нам минут пять.
Вообще-то фейерверки запускают в конце, а не в начале вечеринки, но who cares? У них много ракет. И их даже не надо долго и нудно устанавливать на землю. Пиротехнические снаряды — сразу пять штук — поднимаются в воздух на уровень плеча Джун. Она щёлкает пальцами, добывает огонёк над кончиком ногтя, поджигает фитили один за другим. Свист, хлопок! И в тёмном уже по-вечернему небе с треском распускаются яркие цветы.

Джун счастливо смеётся, хлопает в ладоши, коротко обнимает Лео, а потом вытаскивает из-за колонок припрятанный там поднос с разнокалиберными бокалами, ввинчивается в толпу, раздаёт шампанское — за приезд нужно обязательно пить шампанское! Поднимает свой бокал повыше и озвучивает тост:
— Пусть нам всем хорошо здесь живётся. Да же?

Отредактировано June Turner (2018-11-28 22:58:02)

+3

7

В Йохане больше двух метров росту и столько же наглости. Она, если признаться честно, иногда колышется на уровне ушей и управляет многими его действиями. Посмотришь на него - степенный медведь, а на самом деле оказывается, что это просто очень наглый толстый кот пришел заявлять права на вашу еду и свободное время. Почему именно это животное? Потому что он обладает способностью, как и эти пушистые шкурки, устраиваться в любой компании, как будто так и надо с умным выражением морды или бесшабашной улыбкой. Красивый, веселый и рука выгнать не поднимается. Да и кто будет сердиться на огромного мужика с внешностью Иисуса, раздаривающего печенье с предсказаниями и имеющего неограниченный арсенал анекдотов на различные темы? Правильно. Очень многие, но Бестеру в большинстве своем плевать на недовольную публику. Он извиняющие улыбается и только разводит руками.
- Выгонять будете? Да как можно? Он же так мил и обходителен, - заступиться за него какая-нибудь дамочка в летах.
- Мама! Я хочу чтобы он остался! Покатай меня еще, дядя Йохан, - громкий крик ребенка остановит родителей.
Здоровяк только смеется, ищет для себя новых знакомых, друзей, приятелей и напропалую рекламируя свой салон. Потому что уже привык к такому отношению людей будучи странником и не обижался ни на редкие, но едкие комментарии, ни на прямолинейную грубость. Он, как вышеупомянутый кот, приходил, когда ему вздумается и уходил, стоило только отвести взгляд. И только банка печенья могла доказать, что он был у кого-то в гостях.
В этот раз Йохан не собирался отказываться от своей стратегии, собираясь на вечеринку Тернеров. Он вновь испек печенье, сложил их в тару с рекламной эмблемой на пузатом боку и кинул в карман колоду карт, на всякий случай. Накинул привычную клетчатую рубашку поверх растянутой футболки, одел шлем и завел байк. Все приготовления были завершены, поэтому можно было совершить пусть и не долгий, но моцион по улицам города, чтобы добраться до места и дать возможность своему любимому монстру разогнать масло по "телу".
Он подъехал, как раз в тот момент, когда фейерверки окрасили вечернее небо красивыми цветами-искрами, а с лужайки перед домом раздавались чоканье бокалов и непринужденные разговоры. Людей было не так уж и мало для подобного мероприятия, что упрощало исчезновение, когда градус напитков превысит позволенную ему норму. Йохан припарковался, закинул ключи в задний карман и оставил шлем непринужденно лежать на сидении. Если уж кто и попробует сцапать, то потом будет кому руки поотрывать, а так здоровяк привычно разулыбался и вальяжно прошелся прямо к хозяйке.
- Простите, что опоздал. Меня зовут Йохан и я не то чтобы сосед, но тоже хочу с вами познакомиться, - Бестер подмигнул и вручил леди тару с вкусностями, - Думаю вам, как и гостям понравиться то, что внутри.
Чтобы не занимать хозяйку слишком уж на долго, колдун отошел чуть в сторону, окинул взглядом толпу ища знакомые лица, чтобы приклеиться к ним на время. Заметив легкоузнаваемую макушку, здоровяк направился прямиком к Норбергу, перебирая в памяти все возможные места где он мог повстречаться с этим человеком.
- Привет, - он кивнул знакомому и его партнеру, доброжелательно улыбаясь.

Внешний вид

http://apps.obiani.com/images/articles/14222/14.jpg

Отредактировано Yohan Bester (2018-12-05 14:42:06)

+3


Вы здесь » Lost soul » come what may [прошлое и будущее] » Кто ходит в гости к чужакам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC