ххх

сюжетправилазанятые внешностисписок персонажейспособностирасынужныеорганизации
Трентон ждёт каждую неприкаянную и мятущуюся душу, всякого избитого жизнью и подавленного обстоятельствами, непонятого, с разбитым сердцем или без, измученного кошмарами или явью. Чтобы каждый отвергнутый и одинокий нашёл здесь свой дом.
ElizerIvorReynard

date & information

США, Нью-Джерси, Трентон. Осень, 2018. В городе дважды зафиксировано появление барьера неизвестной природы происхождения, ставящего под угрозу жизнь представителей магических рас. Есть погибшие, на месте возникновения последнего барьера уже работает команда специалистов.
Я была подростком каких-то десять с небольшим лет назад: точно так же пропадала по клубам, гуляла с плохими мальчиками и не отказывалась покурить косячок, но все равно решительно не понимала сложившуюся теперь с Элинор ситуацию. Наркотики, серьезно? Мало нам было истерических припадков, хлопаний дверями и проблем со способностями, теперь она решила, что пора загреметь в какую-нибудь клинику с зависимостью. Потому как в то, что «лекарство» было прописано специалистом, я решительно не верила. Она могла мне хоть на иконе поклясться, и все равно это было бы ложью... читать дальше

Lost soul

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lost soul » come what may [прошлое и будущее] » Nice to meet you


Nice to meet you

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

NICE TO MEET YOU
Look at that face, you look like my next mistake

http://s9.uploads.ru/pyqnB.jpg

Мы выбираем не случайно друг друга...

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ДАТА И МЕСТО

Офелия, Рен

Центр, конец апреля

СЮЖЕТ

Что можно узнать друг о друге при первом взгляде?

+1

2

Ситуация странная. Кошмарная даже, Офелия почти спать не могла из-за того, что произошло с её наставником. Подробностей она не знала, ей просто никто не говорил, но факт оставался фактом, он мёртв. Самый мёртвый из всех. Труп. Девчонка часто заморгала, опуская взгляд на собственные колени, затянутые в чёрные капроновые колготки, все её мысли были отражены на лице, не умела она скрывать свои эмоции. И сейчас, сидя в небольшом кабинете на резном мягком стуле, она чувствовала себя не в своей тарелке. Каково же её будущему наставнику. Наверняка просто тошнотворно. Кто-то как-то шушукнул за спиной у Вэйв, что она просто проклята. Не в себе из-за своих заскоков в отношении других рас, за это и поплатился её преподаватель, ему просто не повезло связаться не с той. Тонкими пальцами Лия расправила подол короткого чёрного платья, перекладывая складки на другую сторону не из необходимости, а из желания занять чем-то свои руки. Она чувствовала себя не комфортно, нервно, не знала, чего ожидать. О новом наставнике ей никто ничего не сказал, вообще ни слова. С ней не считались, впрочем, как и с любым другим учеником Центра. Задачей было обучить, сделать силы управляемыми, а студентов - разумно их использующими. Никто не собирался никого опекать. Вздохнув, девчонка поднялась со стула и подошла к окну кабинета. Она пришла раньше и ожидание было мучительным. Как было бы прекрасно, если бы атлант, который будет её обучать, был её взглядов. Не один из тех, что ненавидит всё живое, кроме своего вида, а из тех, для кого все равны. Или... или, хотя бы, не пытается вытравить из неё самой эту идею. Отодвинув штору, Офелия открыла большое окно, впуская в кабинет прохладный апрельский воздух, она тут же подняла плечи, но прикрыла глаза. Так было гораздо лучше, хотя, конечно, немного нагловато было так свободно вести себя в чужом кабинете. Вэйв обернулась и осмотрела стол, словно бы подумывала о том, чтобы порыться в ящиках, хотя, конечно, не планировала этого делать. Зато она обнаружила, что в дверях стоит человек. Моргнув, Офелия вздрогнула и резко повернулась к нему лицом, сцепляя пальцы в замок поверх юбки словно примерная ученица.
- Здравствуйте, - пробормотала она, удивлённо и как-то даже испуганно глядя на атланта, которому принадлежал этот кабинет, - меня зовут Офелия Вэйв... сэр. Я... эм...
Чем дольше она на него смотрела, тем больше терялась и тем менее внятно говорила.
- Вы мой наставник, сэр.
Она не знала, как его зовут. Она даже не готова была увидеть азиата, ещё и такого рослого. Метис, получается? Необычный. Вэйв несколько секунд словно бы беззастенчиво рассматривала незнакомца, а затем резко развернулась, захлопывая окно и добавляя с немного нервным смешком:
- Если, конечно, Вы мой наставник.
Она сглотнула и села на стул, рядом с которым на полу стояла её сумка. Расправив пальцами юбку, она подняла уже чуть-чуть более спокойный взгляд синих глаз на пришедшего. Больше Лия ничего не говорила, только наблюдала за мужчиной. Он был необычным, заставляющим взгляд зацепиться, он вызвал в ней волну любопытства, смешанного с неловкостью, всё же, таращиться на людей не принято, тем более, когда тебе потом с ними работать. Но юная Вэйв ощущала себя странно с атлантами, словно бы она с ними с разных планет. А тут ещё этот вид, странное чувство. Не по себе. Немного даже пугало. Она кончиками пальцев перебирала тонкую ткань чёрного платья, а взором следила за перемещениями мужчины. Хоть бы он был нормальным, хоть бы не тиран, не упёртый атлант, навязывающий свои мнения, хоть бы занятия с ним не были скучны. Только об этом она думала, попутно почему-то отпихивая зудящие навязчивые мысли, которые требовали воплощения, но не были до конца сформированы. Нужно было вести себя нормально. Не отпугивать людей. У преподавателя не должно быть причин чувствовать себя рядом с ней не комфортно, тем более, когда предшественник приказал долго жить. Странная ситуация.

+1

3

Проходя по длинному коридору, мужчина размышлял по поводу сказанных ему слов: «Будь осторожнее с девочкой, она только что пережила травмирующие события». Смерть наставника и правда – большая травма для ученика, особенно когда ученику так немного лет. Рен помнил себя в ее возрасте и понимал – никогда не чувствуешь себя более потерянным и незащищенным, как в двадцать лет. Возраст, в котором многие покидают уютное родительское гнездышко и отправляются в неизвестность. Возраст, в котором возвращение домой уже не несет привычного успокоения, какие бы проблемы не были скрыты за стенами этого дома. И сейчас ему предстояло взять под свою опеку эту девочку, обучать контролировать способности, тренировать выдержку и внимание. Но он понимал: в первую очередь ему придется стать тем костылем, на который опирается тяжело больной человек, первый раз поднимаясь с кровати после пересененной операции. И его… пугало это?
До назначенного времени оставалось десять минут, и Рен не особенно торопился – ему нужно было время для того, чтобы перестроиться и, может быть, подумать, что именно он будет говорить. Рё, наверное, сказал бы, что это вообще ерунда – нечего и беспокоиться, просто веди себя как друг. Но это был Рё, а Рен был совсем другим. Заходя в курилку, он быстро вытаскивает из кармана пальто длинную пачку сигарет – китайские, с вычурными золотистыми буквами, обернутым в папирусную бумагу фильтром и едва сладковатым привкусом. Эти сигареты он привез с собой и прекрасно понимал, что с момента, когда закончится блок, придется переходить на что-то более обычное. Но иногда можно позволить себе некоторые удовольствия.
Всполох зажигалки, первая затяжка и выпущенный колечками дым изо рта – каждый его поход в курилку, словно маленький ритуал. Тем более, он не может позволить себе курить в местах, не отмеченных специальным знаком, как это делают многие другие. Проживание в стране Восходящего Солнца закладывает подобные нормы поведения в самую подкорку сознания, и Рен не считает, что это плохо.

Шаги гулким эхом отдаются по пустому коридору, но посетительницу его кабинета, кажется, не смущает такая мелочь: она чувствует тут себя почти как дома. Открыла окно, разглядывает такое стандартное окружение – ничего такого, что могло бы выдавать личность. Во всяком случае, на виду. Мужчина чуть склоняет голову на бок, позволяя темным прядям упасть на лицо, мягко усмехается. Проходит внутрь кабинета, на ходу снимая темное пальто и оставаясь в легкой шелковой рубашке. Вешает пальто в шкаф, обходит стол и жестом приглашает девушку занять место на стуле напротив.
- Меня зовут Рен. Рен Картер, - он позволяет себе легкую улыбку, вместе с одобрительным кивком головы, - Вы правы, я ваш новый наставник. Будем знакомы.
Легкими движениями Рен открывает тумбу, вытаскивая оттуда небольшую чайную доску – такую обычно предпочитают брать чайные мастера в свои путешествия: легкая, негромоздкая, идеально выполняющая не только свое прямое назначение, но и функцию хранения необходимой посуды внутри. Следом на столе появляется такая же небольшая газовая горелка и небольшой глиняный чайник.
- Думаю, для первого знакомства чай – самая удачная идея, как вы думаете, юная леди?

+1

4

Рен Картер. Лия кивнула, запоминая имя и зная, что оно не вылетел из головы, слишком уж колоритным был человек. Она потянула носом воздух, при закрытом окне чувствуя тонкий табачный шлейф, но говорить ничего не стала, хоть и сторонницей курения не была. Да и аромат был... не мерзким.
- Рада знакомству, - негромко отозвалась Вэйв, внимательно глядя на мужчину, - Вы недавно в Центре? Я Вас не видела.
Всё говорило о том, что даже несмотря на неловкость при первой встрече со своим наставником, Офелия - девушка общительная и настроенная на контакт с людьми. Знал бы Рен, что на контакт вообще со всеми живыми и разумными, а не только атлантами, ни ведьмы, ни одарённые не вызывали в ней ни грамма неприятных чувств. Мужчина извлёк доску и горелку, чем заставил Вэйв удивлённо вскинуть брови. Когда он задал свой риторический вопрос, Лия посмотрела на него своим океанически синим взором, молча какое-то время.
- Да, пожалуй, Вы правы, - проговорила она, а затем с выдохом мягко улыбнулась, - правда, я ожидала бы в таком случае видеть чашки, знаете, с пакетиками и всяким таким.
Она изобразила описанное, поведя сомкнутыми указательным и большими пальцами в воздухе, словно макала пресловутый пакетик в чашку. Наставник, кажется, был положительно настроен к своей подопечной. Не то, чтобы Офелия собиралась применять на нём свои способности, но она в самом деле опасалась, что приставленный к ней атлант окажется, скажем так, не очень с ней мил. Особенно, в свете того, что о ней знают в Центре. Но, если Картер по итогу действительно не местный, то оно и понятно, почему он с ней говорит на позитивной волне. Потому, что просто не знает, кто она, какая она. И где-то там, в глубине души, теплится ма-а-аленькая надежда на то, что он сам разделяет её взгляды. Всегда, встречая атлантов, Лия надеется встретить такого. И уверена, что встретит, не единственная же она. Просто, вероятно, не те ей попадались. Чай тем временем степенно готовился руками метиса. Офелия подняла на него взор и чуть улыбнулась.
- Что Вы хотите обо мне знать, мистер Картер? - проговорила она негромко.
Он в любом случае будет задавать вопросы, ему нужно понимать, с кем придётся работать ещё какое-то время, может быть, даже длительное. А она... она спросит, если увидит, что наставник не противится ей, что ему не неприятная её компания, что он сам готов что-то рассказать. Всё-таки, девушка не желала проявлять себя совсем беспардонной, уж точно не в первую их встречу. А дальше будет уже видно. Юная Вэйв чуть поёрзала, устраиваясь удобнее, стараясь немного сбросить с себя напряжение от ожидания и страхи того, что знакомство может пройти плохо. А ещё ей не хотелось лгать. Поэтому она и не станет. Хотя, ещё утром мать просила её не заикаться обо всех этих глупостях, касающихся других рас, требовала, чтобы она, наконец, научилась вести себя подабающе, оставляя после себя лишь положительное и уважительное впечатление. Им слишком сильно бросалось в глаза, что прошлый наставник Офелии был с ней вежлив, но холоден. Именно по той причине, что знал правду.  А как найти единомышленников, если скрывать это? Девушка опустила взгляд, прижатая тяжёлыми мыслями, которые так и норовили то смотаться в тугой клубок, то развалиться в разные стороны маленькими кусочками.

+1

5

Он выставляет на стол небольшие пиалы, вытаскивает еще какую-то разнообразную посуду, расставляя в правильном порядке, поджигает горелку и, налив в чайник воды ставит его на огонь. Движения его отточенные до автоматизма все равно остаются мягкими и элегантными. Все это слишком похоже на магию, такую, которая позволяет увлечь, расслабить, загипнотизировать…
Взглянув в огромные глаза своей ученицы, мужчина позволяет себе бархатисто рассмеяться:
- Такой чай всего лишь жалкое подобие настоящего чаепития, а название так и вовсе сплошной фарс.
Насыпав в небольшую емкость чайные листья, он подносит их к лицу делая глубокий вдох, а после обеими руками передает девушке напротив, подбадривая легким кивком головы.
- Если согреть их дыханием, они отдадут аромат. Это первое знакомство.
В общении Картер всегда чувствовал себя несколько скованно: сложно определял чужие эмоции, и не менее сложно понимал свои. Во всяком случае, те, которые следует проявлять в ответ. Но действия чайного мастера всегда расслабляли его. Как говорил его учитель – чайная церемония для того и предназначена, чтобы вести тихие беседы. Говорить и слушать. Но, конечно же, главное слушать. А слушать Рен умел. В отличие от всего остального.
Чайные листья с легким шорохом пересыпаются в гайвань, и Рен, дождавшись пресловутого «ветра в соснах» закипающей  воды делает первую заварку. Ту самую, которую стоит отдать Чайным богам, но никак не пить самостоятельно. Переливы воды напоминают ему о материнском доме, где перед окном его спальни всегда журчал маленький фонтанчик, а по утрам к нему прилетали птицы. Но это воспоминание вовсе не из детства, нет. Вторая заварка разливается по пиалам и одна из них передается девушке. Теперь можно почувствовать вкус. Рен делает глубокий вдох, отпивает небольшой глоток, наслаждается ароматом – его успокаивает это, но… успокаивает ли его ученицу? Что она ждет от занятий с ним? И что она ждет от него сейчас?
- Для начала, я хотел бы услышать то, что ты сама можешь рассказать о себе, - его голос тихий и спокойный. На губах легкая улыбка. Длинные пальцы чуть покачивают пиалу, а взгляд устремлен лишь не нее. И что-то в ней кажется ему неправильным,
- Ты можешь рассказать все, что придет в голову. О детстве, родителях, друзьях, своих способностях. О том, что тебя беспокоит... - тут он замолкает, чувствуя, что переступает какую-то невидимую черту,
- Но если есть то, о чем ты предпочитаешь не говорить я пойму.

+1

6

Офелия не понимала недовольства Рена, как для неё, аромат у любого чая был чудесный. Но, конечно, настоящие чайные церемонии ей видеть не доводилось, может быть, поэтому она чувствовала себя так неловко сейчас. Как слон в стае фламинго. Когда мужчина протянул к ней чайные листья, девушка подалась вперёд, вдыхая их аромат, а затем медленно выдыхая через разомкнутые губы.
- Пахнут просто прекрасно.
На губах даже улыбка появилась. Всегда приятно чувствовать такие ароматы, которые хочется продолжать потягивать носом, которые, может быть, даже будут вызывать какие-то приятные ассоциации в будущем. Наблюдая за тем, что делал мистер Картер, Вэйв время от времени приподнимала брови. Она много думала сейчас о том, как себя стоит вести, что говорить, а о чём умолчать, она привыкла к простым людям, а её наставник, похоже, был человеком тонкой душевной организации. Он был ей не понятен, хотя, не вызывал негативных чувств, лишь любопытство сдавливало ей то сердце, то горло. Очень странный спектр чувств. Протянутую пиалу Офелия взяла осторожно, мимолётно коснувшись своими пальцами пальцев своего наставника. Девушка сразу заморгалась и как-то нелепо опустила взгляд, будто электричеством ударило. Но медленный беззвучный выдох помог с собой совладать. Она поднесла к лицу, пробуя аромат "на вкус".
- Изумительно. И как я упускала такое из виду... нужно бы исправить это упущение, - она с улыбкой поднесла к губам ёмкость с чаем и сделала маленький глоток, прокатывая буквально каплю по языку, задействуя рецепторы, складывая мнение.
И, может быть, она бы его высказала, однако, предложение Картера заставило её сглотнуть, подняв несколько растерянный взгляд. Офелия была готова отвечать на любое количество вопросов и не лгала бы, но определять, что рассказать самой было... неловко. Она бы рассказала всё, если бы потребовалось, но велика вероятность, что её наставнику это просто было бы не интересно, он бы банально в её компании заскучал. Или, того хуже, разозлился, ведь в итоге узнает и о её отношении к остальным расам. Камень преткновения со всеми атлантами. Но и молчать об этом нельзя, гораздо хуже будет, если она сложит о себе хорошее впечатление, а потом откроется эта черта. Опустив взгляд в пиалу, Лия серьёзно пару секунд рассматривала переливы на поверхности чая, а затем проговорила:
- Меня беспокоит смерть моего предыдущего наставника. Это то, что первое приходит в голову. Я не знаю, что случилось, но это всё равно, - девушка подняла ясный взгляд на своего темноглазого собеседника, - пугает.
Некоторое время Лия молчала, а затем вздохнула, пытаясь отпустить эту ситуацию.
- О способностях Вы, наверное, знаете, - Вэйв приподняла брови, глядя на наставника, - наверное, какие-то документы читали. Но, в любом случае, я имею талант к псионическому воздействию. Влияю на настроение окружающих, их восприятие происходящего, всякое такое, - она опустила взгляд, - стараюсь не частить с этим, но иногда это необходимо, особенно, если кто-то ссорится. Кроме того, это немного помогает с...эмм, - она провела тонкими пальцами по затылку, задумчиво глядя на поверхность чая в пиале, - с отношением ко мне. Думаю, это я тоже сразу должна сказать. Не могу сказать, что у меня много друзей.
Она заправила за ухо прядь светлых волос и вздохнула.
- В смысле, друзей среди атлантов. Если говорить прямо, то дружу я только со всеми остальными. Общалась бы и контактировала с атлантами тоже, но они, сами понимаете, меня не принимают, - Лия подняла плечи, упирая напряжённые ладони в колени и перебирая пальцами край подола юбки, - Я понимаю, что Вы, скорее всего, против, но я надеюсь, что это никак не повлияет на процесс обучения.
Вэйв была напряжена, смущена и испытывала сильную тревогу. Ей было чертовски не по себе сейчас, почему-то казалось, что ещё одно слово и она просто получит оплеуху. И, может быть, чай её бы и успокоил, по крайней мере, пах он восхитительно, однако, она сейчас не смогла бы сделать глоток, потому что рисковала подавиться. Сколько раз она говорила себе, что стоит просто быть, какая есть и не забивать голову по поводу чужого отношения. Но она не могла так. Всё равно переживала о том, что подумают окружающие. И особенно жутковато было от того, что работать с Реном ей предстояло, возможно, достаточно долго.
- Я должна была сразу об этом сказать, мистер Картер.

+1


Вы здесь » Lost soul » come what may [прошлое и будущее] » Nice to meet you